Сегодня 17 июля 2019 года
Для слабовидящих
Баннер

Интервью начальника ЦАТ Андрея Рязанова журналу «Таможенное регулирование. Таможенный контроль».

PDFПечатьE-mail

«Решать проблемы надо «на берегу».

Андрей Рязанов, начальник Центральной акцизной таможни, в интервью «ТР.ТК» рассказал о первых итогах работы центра электронного декларирования в структуре ЦАТ.

- Андрей Иванович, расскажите о подготовке к открытию Акцизного центра электронного декларирования. Например, по каким критериям выбиралось место его расположения?

- Акцизный специализированный таможенный пост (центр электронного декларирования) в структуре Центральной акцизной таможни начал работу 14 февраля текущего года в соответствии с Комплексной программой развития ФТС России на период до 2020 г. Но подготовку мы начали еще в прошлом году, и в декабре основа для начала его функционирования была создана. ЦЭД размещен в здании ЦТУ по адресу шоссе Энтузиастов, д. 42 на седьмом этаже.

При выборе объекта мы ориентировались прежде всего на вид собственности (это государственные площади), учитывались такие факторы, как пропускной режим, уровень информационной защиты каналов связи, наличие помещений для серверного оборудования и обеспечения жизнедеятельности (столовая, поликлиника).

Плюсом с точки зрения обеспечения собственной безопасности, в том числе в части противодействия коррупции, является размещение в здании ЦЭДа правоохранительных подразделений. Также немаловажный фактор – шаговая доступность транспортной инфраструктуры: рядом Московское центральное кольцо, метро и северо-восточная хорда, то есть подъезд в эту точку со всех сторон беспроблемный.

Кроме того, в отличие от других ЦЭДов у нас есть площади для размещения структурных подразделений по методическому и информационному обеспечению.

Наконец, центр находится в 10-15 минутах езды от здания ЦАТ, так что в любое время я, мои заместители и начальники структурных подразделений могут быстро подъехать для решения проблем, требующих личного участия.

Еще при выборе объекта обращали внимание на возможность дооснащения техническими средствами. Технику, включая серверное оборудование, мы получили новую, российского производства, отказоустойчивую, проблем с работоспособностью нет. При этом существует возможность развития инфраструктуры, в том числе энергетической, а также расширения каналов связи для увеличения эффективности работы поста.

Само здание, в котором размещен ЦЭД, старинное, в хорошем состоянии. Единственное отличие от других центров – сотрудники размещаются не в одном зале, а в отдельных помещениях, что связано со спецификой подакцизных товаров.

- А как обстоит дело с кадрами?

- В отношении укомплектованности ЦЭДа личным составом проблема есть. Причин несколько. Первая – центр электронного декларирования начал работу совсем недавно. При этом структура Центральной акцизной таможни за многие годы почти не претерпела изменений: таможенные посты находятся в основном на тех же складах временного хранения, где были с самого начала, начальники таможенных постов, инспекторы и сотрудники объектов таможенной инфраструктуры практически те же. Взаимоотношения (в хорошем смысле) должностных лиц с декларантами, владельцами складов складывались более десяти лет, поэтому при происходящем сегодня разрыве этих отношений требуются дополнительные разъяснения и для бизнеса, и для должностных лиц.

Вторая причина – принципиальная позиция ЦАТ, которая заключается в том, что работа по укомплектованности ЦЭДа должна быть жестко синхронизирована с концентрацией декларационного массива.

- Поясните, что имеется в виду?

- Расчетное количество деклараций на одного инспектора – не более 10 ДТ в день, и в настоящее время этот норматив мы выдерживаем. Сегодня, условно, мы имеем 140 ДТ в день на 14 должностных лиц. Если завтра добавится, допустим, 20 деклараций, я буду рассматривать вопрос либо о прикомандировании, либо о назначении из резерва еще двух человек, то есть увеличивается декларационный массив – увеличивается личный состав.

Изначально было намерение укомплектовать ЦЭД сразу полностью, но мы решили от этого пути отказаться. Дело в том, что Комплексной программой помимо концентрации декларирования в ЦЭДах предусмотрен процесс максимальной автоматизации таможенных операций. В течение трех лет запланирован высокий рост показателей авторегистрации и автовыпуска ДТ, и мы должны делать все, чтобы их достичь. Но достижение этих показателей создает предпосылки для сокращения утвержденной штатной численности ЦЭДа. Расчетная штатная численность выпускающих инспекторов составляет 61 человек, при минимальной нагрузке они должны оформлять. 610 деклараций в день, но, если хотя бы 50% из этого количества импортных ДТ будет регистрироваться и выпускаться автоматически (а это задача сегодняшнего дня), нет смысла держать 61 инспекторов, они будут недозагружены.

- Как же практически будет происходить перевод декларирования в ЦЭД?

- Поэтапно. Это обусловлено несколькими факторами. Во-первых, как я уже сказал, каждый этап концентрации декларирования в ЦЭДе синхронизирован с его укомплектованием личным составом. 15 апреля завершилось укомплектование ЦЭДа в рамках первого этапа – штатная численность составила 35 человек. С 15 мая мы начнем укомплектовывать ЦЭД до 118 человек. В соответствии с Комплексной программой концентрация ДТ в центре электронного декларирования ЦАТ должна завершиться в течение этого года. К 1 июля в ЦЭДе должно обрабатываться 60% всех деклараций, администрируемых ЦАТ, а оставшиеся полгода мы будем совершенствовать структуру центра, алгоритмы совершения таможенных операций, продолжим активную работу с бизнесом.

- В чем заключается работа с бизнесом?

- С бизнесом мы работаем постоянно. В структуре ЦАТ есть два вида таможенных постов – ближние (Московского регион и близлежащие области) и дальние (Северо-Запад, Юг, Дальний Восток), и это также один из факторов, которыми обусловлена поэтапность перевода декларирования в ЦЭД. На первом этапе, когда осуществлялась концентрация декларирования товаров с таможенных постов ЦАТ Московского региона и близлежащих – Владимирского и Калужского, мы провели круглый стол со всеми заинтересованными лицами, работающими в этих регионах, включая как околотаможенный бизнес, так и декларантов. Плюс при переходе к концентрации декларирования в ЦЭД с конкретных таможенных постов мы проводим адресные встречи. Так, 5 апреля мы провели встречу с бизнесом (владельцами СВХ, перевозчиками, декларантами) и начальниками трех акцизных таможенных постов – Владимирского, Калужского и Егорьевского – для обсуждения конкретных проблем.

- Получается, постепенный перевод декларирования в ЦЭД дает бизнесу время привыкнуть к этой мысли?

- Безусловно, поэтапность позволяет помимо нашей готовности учитывать готовность бизнеса. Подакцизные товары имеют свою специфику: ввоз автомобильной продукции сопровождается выдачей паспортов транспортных средств, ввоз машин и оборудования сопровождается выдачей паспортов шасси транспортных средств либо паспортов самоходных машин (при этом в отношении обеих групп взимается утилизационный сбор); ввоз алкогольной продукции сопровождается выдачей заинтересованным лицам соответствующих справок; ввоз драгоценных камней и драгметаллов сопряжен с наличием структуры госконтролеров (Гохрана и Пробирной палаты). Если эту специфику не учитывать, у бизнеса будут проблемы. Например, с Северо-Западного акцизного таможенного поста в ЦЭД перейдет к 1 июля только 55% деклараций, 45% ДТ будут продолжать оформляться на этом посту. Тем самым мы и людей сохраним (там серьезный таможенный потенциал, более 200 специалистов), и дадим возможность бизнесу не менять резко свою логистику. Поставки в северо-западном регионе сильно зависят от решений контрагентов – ввозится продукция автомобильной промышленности, машин и оборудования, произведенных в Западной Европе, США, Японии, и для изменения логистики импортерам требуется дополнительное согласование с контрагентами, которое не всегда проходит гладко. Наша позиция донесена до руководства Федеральной таможенной службы и встретила понимание.

- Как часто в работе ЦЭДа случаются нештатные ситуации?

- Нештатные ситуации, связанные с работоспособностью отдельных программных средств или информационной системы в целом, у нас есть. Мы стремимся к их минимизации, в чем очень помогают Главное управление информационных технологий ФТС, Центральное информационно-техническое таможенное управление. В частности, нас не очень устраивает специфика размещения информационных ресурсов по уровням. Мы считаем, что архив, емкие по объему базы должны храниться на более высоком уровне, а хранилища на уровне ЦАТ должны сопровождать оперативные процессы, то есть обеспечивать обработку поставок, которые находятся в работе. Понимание со стороны Федеральной таможенной службы есть, и сейчас начинается работа по переводу наших информационных ресурсов на уровень ФТС, что, на мой взгляд, сделает более оперативным наше общение с бизнесом. При этом принципиальная позиция ЦАТ заключается в том, что все вопросы участники ВЭД должны решать «на берегу».

- Что это значит?

- Идеология права Евразийского экономического союза предусматривает запрет на представление одновременно с декларацией на товары каких-либо документов или сведений из них. Таможенный кодекс ЕАЭС жестко установил требование представлять документы или сведения, указываемые в ДТ, либо до регистрации декларации, либо после, но до выпуска товаров. Это прямая норма Кодекса, из которой следует, что при помещении товаров под таможенную процедуру операции совершаются с минимальным участием декларанта и должностного лица таможенного органа, это должны быть отношения в максимальной степени между информационной системой декларанта и информационной системой таможенного органа без участия должностных лиц. Фактически должностные лица ЦЭДа – это технические работники, которые в случае нештатной ситуации, сбоя программных средств помогают информационной системе совершить таможенные операции. Но пока мы еще не достигли такого уровня, когда можно обойтись без дополнительных проверок, применения системы управления рисками или административных мер, часто декларируются рисковые поставки. При этом ресурсы, которыми пользуются декларанты, дают им возможность до подачи ДТ посмотреть на поставку глазами информационной системы таможенных органов и оценить, насколько она рисковая. Через «Личный кабинет участника ВЭД» декларант может зайти в информационную систему, используя систему межведомственного взаимодействия, запросить разрешительный документ соответствующего госоргана и получить его точно в том виде, в каком получит его таможенный орган. Если документ из информационной системы ФОИВ содержит неполные сведения или несоответствующие сведениям документа, имеющегося у декларанта (у госорганов тоже бывают ошибки, технические проблемы), этот конфликт сведений увидит таможенная информационная система, что приведет к дополнительным запросам и проверочным мероприятиям. В этом случае у декларанта есть два пути: либо предварительно исправить ошибочные сведения путем взаимодействия с соответствующим ФОИВ, который дает некорректную информацию в документе, либо пренебречь выявленным несоответствием и подать декларацию, то есть фактически перевести ситуацию в сферу таможенного контроля. Если участник ВЭД идет на декларирование рисковой поставки, неизбежно продление сроков совершения таможенных операций в связи с необходимостью запроса дополнительных документов и/или сведений, что представляет собой, на наш взгляд, серьезную конфликтную ситуацию и для декларанта, и для структурных подразделений, которые мониторят каждую поставку в ЦЭДе. Раньше таможенник в подобных случаях мог применить т.н. интуитивную меру, чтобы для себя что-то уточнить, сейчас запрос дополнительных документов осуществляется исключительно в рамках СУР. При этом декларанту нет доступа в ЦЭД, он не может видеть ни начальника центра, ни инспектора, контакт не получается. Декларант не понимает, где находится его декларация, волнуется, отсюда необходимость всяких «горячих линий» и т.д.

- И много декларируется в ЦЭДе рисковых поставок?

- К сожалению, много. Основная проблема центра электронного декларирования ЦАТ сегодня – низкие показатели авторегистрации ДТ и автовыпуска товаров, помещаемых под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, которая тянет за собой другие проблемы, в том числе необходимость укомплектования дополнительными должностными лицами и увеличение сроков совершения таможенных операций.

- В чем, на Ваш взгляд, основные причины этого?

- Прежде всего, пренебрежение некоторыми декларантами исполнением требований к заполнению документов, установленных приказом ФТС России от 17 сентября 2013 г. № 1761 «Об утверждении Порядка использования ЕАИС ТО при таможенном декларировании и выпуске (отказе в выпуске) товаров в электронной форме, после выпуска таких товаров, а также при осуществлении в отношении них таможенного контроля». Происходит это, по нашему мнению, из-за того, что среди участников ВЭД, работающих с ЦАТ, фирм-однодневок нет. Отношения за многие годы сложились конструктивные, поэтому некоторые участники ВЭД что называется, «расслабились»: например, в декларации вместо, условно, 10 символов указывают 9, 8 и т.д. Раньше на таможенных постах это проходило, поскольку, если инспектору что-то непонятно, всегда можно представить дополнительные разъяснения на уровне уточнения, то есть вне рамок таможенного контроля. А в центре электронного декларирования такого не бывает, информационная система ничего не додумывает – если нужно 10 символов, они должны быть указаны. И вторая причина – некорректное представление декларантами электронных документов, необходимых для таможенного контроля.

- В чем заключаются ошибки?

- Электронные документы, необходимые для таможенного контроля, до подачи ДТ размещаются участником ВЭД в электронном архиве документов декларанта, находящемся в ЕАИС. При этом существуют форматы заполнения таких документов, установленные Решением Комиссии Таможенного союза № 378 от 20 сентября 2010 г. «О классификаторах, используемых для заполнения таможенных документов». Часто декларанты, чтобы уйти от формализации сведений, которые в дальнейшем будет обрабатывать исключительно машина, по старинке представляет документы в сканированном виде, то есть разрешительные документы не размещаются в ЭАДД под кодом 01191, а заявляются в графе 44 декларации под кодом 09023 (иные графические материалы, к которым относятся рисунки, чертежи и т.п.). Информационная система не может обрабатывать документы в сканированном виде, вынуждая тем самым подключаться инспектора, что приводит к продлению сроков совершения таможенных операций.

- Почему же декларанты так делают?

- В соответствии с законодательством сведения в представляемых электронных документах должны совпадать со сведениями, содержащимися в оригиналах или их заверенных копиях. Но часто сведения о разрешительных документах, получаемые из ФОИВ, содержат неполную (обрывочную) информацию о товарах либо не соответствуют сведениям, имеющимся у декларанта. Например, декларант заходит в информационный ресурс Росаккредитации, видит сертификат или декларацию о соответствии с неполными или некорректными сведениями, и понимает, что, если он представит этот документ через Альбом форматов, машина направит запрос в информационную систему Росаккредитации, получит ответ, сопоставит сведения и выявит конфликт информации. После этого машина сформирует запрос инспектору в части истребования дополнительных документов и сведений, а если конфликт информации сопряжен с представлением недействительных документов, поставка блокируется до принятия административного решения (поскольку это либо недостоверное декларирование либо недекларирование). Учитывая жесткость этой ситуации, декларанты и представляют сканированные документы, хотя понимают, что в этом случае авторегистрации и автовыпуска точно не будет и декларации попадут на обработку к инспектору. Сегодня, пока декларационный массив не такой большой, мы справляемся, но при выходе на более высокий уровень концентрации декларирования в ЦЭДе продление сроков выпуска будет представлять для нас серьезную проблему. К тому же сканированные копии документов – тяжелые файлы, соответственно, уменьшается проходимость наших информационных каналов и увеличивается время на пересылку таких файлов.

- Как Вы видите решение этой проблемы?

- Повторю, мы стараемся донести до бизнеса понимание того, что в случае проблем с документами их надо решать «на берегу». Если участник ВЭД видит несоответствие в сведениях разрешительного документа, ему следует до начала этапа декларирования обратиться или в выдавший его госорган, чтобы исправить ошибку, или к начальнику таможенного поста фактического контроля (не со всеми госорганами можно так работать, там тоже есть определенные проблемы), если он уверен, что сведения в его документе достоверные, но произошел какой-то сбой в соответствующем ФОИВ. Позиция начальника поста фактического контроля – самая надежная гарантия для ЦЭДа. Если начальник поста считает, что поставка рисковая, но риск допустимый и минимальный, декларация ЦЭДом принимается. Потому что, с одной стороны, на начальника поста фактического контроля возложена персональную ответственность за подготовку поставок к декларированию в ЦЭДе, с другой, конечно, мы должны ему доверять и давать возможность защищать интересы декларанта. Ведь в конечном счете все заинтересованы в скорейшем совершении таможенных операций. Конечно, формально у бизнеса есть два «берега»: первый – до подачи декларации, второй – после выпуска товаров. При наличии каких-то сомнений можно заявить условный выпуск, забрать товары на свой склад под обеспечение и потом, не торопясь, разбираться. Однако надо понимать, что для таможни это будет рисковая поставка, и контроль в отношении данного товара продолжится и после выпуска. Зачем создавать такую ситуацию? Регистрация ДТ и все последующие действия являются юридически значимыми и подпадают под применение мер административной или уголовной ответственности.

- Значит, оптимальный вариант – решать проблемы на посту фактического контроля?

- Сегодня у нас складывается четкое мнение, что эффективность работы центра электронного декларирования зависит от качества подготовки поставки к декларированию на таможенном посту фактического контроля. По моему глубокому убеждению, никто лучше не сможет идентифицировать товар, чем лица, которые находятся непосредственно рядом с ним, – это должностные лица постов фактического контроля, владельцы СВХ, декларанты, лица, имеющие полномочия в отношении товаров, перевозчики. И оригиналы документов, и возможность идентификации товаров в ходе операций при временном хранении есть только на постах фактического контроля, поэтому, чем лучше там будет подготовлена поставка, тем проще и быстрее ее выпустит ЦЭД. Эту позицию мы доводим как до участников ВЭД, так и до наших должностных лиц. Тем не менее Центральная акцизная таможня открыта для диалога. У каждого бизнесмена, работающего с ЦЭДом ЦАТ, есть номер моего телефона, моего заместителя, начальников отделов, начальников таможенных постов, то есть лиц, которые в соответствии с приказом допущены к личному общению с участниками ВЭД. Весь личный состав ЦАТ разделен на четыре категории: относящиеся к первой имеют право личного общения с бизнесом, лица второй категории имеют право общения по телефону либо по электронной почте, третьей – только с выпускающей информационной системой, те, кто отнесен к четвертой, – не имеют права общаться с участниками ВЭД. Этот приказ доведен до сведения бизнеса, чтобы не создавать ненужных ситуаций.

- Как сегодня идет работа в ЦЭДе в части соблюдения сроков выпуска, предусмотренных законодательством?

- За время работы ЦЭДа случаи выпуска товара на следующий день после подачи ДТ единичны. Мы поставили цель выпускать товары день в день, и, если операции совершаются дольше 4 часов, начинают волноваться уже все, так как это ненормальная ситуация.

- И какой товар самый сложный?

- Группа ТН ВЭД 84 – машины и оборудование. С точки зрения классификации проблем нет, сложность заключается в достаточно большом уровне двоякости толкования и неопределенности в отношении предназначения товара. Простой пример: есть корморазбрасыватель, а есть соломоразбрасыватель. В том и другом случае машина идет по ферме и разбрасывает продукт, но платежи разные, поскольку солома – это подстилка, а не корм, то есть у оборудования другое предназначение. Непростыми товарами для таможенников являются строительная техника, коньячные и виски-дистилляты, практически каждая поставка требует привлечения экспертных учреждений. Тем не менее эти вопросы решаются. В целом сегодня, на мой взгляд, и таможенная, и околотаможенная инфраструктура способны обеспечить проведение таможенного контроля в отношении подакцизных товаров в сроки не более 4 часов. За это время меры по минимизации рисков, какими бы они ни были, могут быть отработаны.